ОТ ВОЕННОЙ ФОРМЫ К КОДИФИЦИРОВАННОЙ ВЕЖЛИВОСТИ

Одежда военных и священнослужителей предопределила специфику развития униформы. Примеры распространения «военизированной» формы в гражданском обществе многочисленны: школьная форма, форма скаутов или членов «Бригад мальчиков» (Boy's Brigade - организованные на военный лад общества мальчиков, аналогичные скаутским и появившиеся в Англии в конце XIX века), профессиональная форма (например использующаяся в медицинских учреждениях, полиции, службах безопасности). Сюда же следует отнести квазиформы: мужские костюмы с «белыми воротничками»; белые или цвета хаки костюмы, распространенные в тропических колониях; жилеты и брюки с многочисленными карманами, которыми пользуются профессиональные фотографы; женские деловые костюмы с жилетами в гусарском стиле и юбками строгого покроя... Военная форма повлияла и на одежду представителей протестных субкультур — можно вспомнить любимые американскими рэперами камуфляжные ткани, куртки-бомберы, которые носят байкеры, поношенное военное обмундирование, привлекающее рок-музыкантов. Как же произошел переход от военного платья к кодифицированной гражданской одежде?

Форма всегда играла значительную роль в той или иной степени закрытых сообществах — там, где была важна принадлежность к группе. Форменная одежда издавна выполняла функции отличительной метки (например в религиозных орденах или среди представителей различных профессий) и маркера общественного положения (для людей, стоящих у власти, и для тех, кто им подчинен). Знаки различий или камуфляж использовались в военных формированиях еще в Древнем Китае, на Среднем Востоке и в Римской империи9. Римская легкая пехота, чтобы продемонстрировать свою храбрость и напугать врага, во время набегов надевала поверх шлема волчью шкуру. Ганнибал, дабы устрашить и рассеять римскую армию, использовал в Северной Африке «раскалывающие» войска, одетые в шкуры леопардов. Уже в XIV веке разведчики оттоманской турецкой армии на Балканах маскировались под животных, скрываясь под мехом и перьями. Мех и шкуры животных были частью традиционной формы и в европейских странах (их использовали датские, норвежские, английские воины, а позднее — и английская королевская гвардия). В настоящее время при британском королевском дворе пушистые медвежьи шапки носят в шотландской гвардии (с 1642 г.), колдстримской (с 1650 г.), гренадерской (с 1656 г.), ирландской (с 1900 г.) и валлийской гвардиях (с 1915 г).

 

Uniforme du 1er. Regiment des Grenadiers a Cheval by Charles Aubry, 1823

Uniforme du 1er. Regiment des Grenadiers a Cheval by Charles Aubry, 1823



Раннее использование камуфляжа, связанное с доисторическими формами шаманизма, было призвано продемонстрировать доблесть война: как ни странно, для защиты такая одежда использовалась реже. Впрочем, по свидетельству Вегеция (Вегеций Флавий Ренат (Flavius Vegetius Renatus) — римский военный историк и теоретик конца IV — начала V века), в IV веке римляне столкнулись с пиратами-варварами, плавающими на замаскированных судах, паруса и такелаж которых были выкрашены в синий цвет, а команда носила синие туники; лица пиратов также были выкрашены синим. Но в целом идея камуфляжа, как определяющей черты военной одежды, возникла достаточно поздно.

 

Iranian soldiers in camouflage march during the Army Day parade in Tehran, Iran, April 18, 2010

Iranian soldiers in camouflage march during the Army Day parade in Tehran, Iran, April 18, 2010



После падения Римской империи в течение столетий воины, как правило, носили обычную одежду или одежду, обозначающую их вассальную зависимость от господина. При этом военный наряд всегда зависел от «гражданской» моды и, в свою очередь, на эту моду влиял. Можно найти бесчисленные указания на элементы «дендизма» в воинском обмундировании. Так, в 1476 году швейцарцы одержали победу над герцогом бургундским Карлом Лысым и, захватив в качестве трофеев дорогую материю, в частности шелк, разрезали ее на куски, чтобы залатать свои изношенные костюмы. Позднее солдаты стали разрезать одежду уже с другой целью -чтобы перещеголять друг друга вставками из дорогой цветной ткани. Эта практика стала видом искусства, которое имитировало заимствованную у гражданской моды одежду mi-parti («состоящая из двух частей»). Таким способом украшались камзол, лосины, жилет, головные уборы и даже обувь, что должно было подчеркивать индивидуальность солдатского костюма. Эти разрезы стали популярны среди немецких наемников, а потом получили распространение и при французском дворе. После брака младшей дочери Генриха VII Марии с королем Франции Людовиком XII в 1514 году «ландскнехтская мода» пришла и в Англию. За ней последовали другие страны, и обыкновение надрезать рукава, брюки, юбки и плащи, чтобы обнажить экстравагантные полоски, сохранится надолго. На автопортрете голландского художника Франса ван Миериса, написанном между 1657 и 1659 годами, он изображен в образе офицера в черной шляпе, отделанной голубым атласом, с перьями и золотым ободком и в камзоле на атласной подкладке с разрезами на рукавах, через которые видна белая атласная рубаха. В 1981 году Вивьен Вествуд в своей «пиратской» коллекции показала клетчатый пиджак с разрезанными рукавами; через разрезы был виден вышитый шелк — это было намеренным историческим заимствованием (Hume 1997:56)

 

Aвтопортрет голландского художника Франса ван Миериса

Aвтопортрет голландского художника Франса ван Миериса



Пока новые методы ведения боя не доказали преимущества «абсолютного единообразия» солдат, одинаковая униформа не была широко распространена. Армейская одежда начала меняться ко второй половине XVI века -в соответствии с изменениями в военной тактике. Дисциплина, муштра и формальные процедуры пришли на смену индивидуалистическому подходу к службе. Одежда пехотинцев стала проще, хотя по-прежнему копировала гражданскую моду, другие воины (копейщики, мушкетеры, кавалеристы) получили собственную форму. В XVII веке стали активно распространяться самые разнообразные украшения — ленты, розетки, галуны и пуговицы. Особенно изысканно были экипированы офицеры, красовавшиеся в своих цветных лентах — символах власти. Рут Блекуэнн пишет: «Эта манера одеваться — смесь барочной любви к изысканному с обыденной реакцией на грубую реальность войны — стала образцом для мужской моды в Европе в 1630 и 1650-е годы».

Во время Тридцатилетней войны (1618—1648) массовое производство военного снаряжения привело к стандартизации формы и ее кодов. Франция вышла из Тридцатилетней войны победительницей, и поскольку стиль военной формы находится под сильным влиянием военного успеха, именно этой стране выпало сыграть важную роль в развитии специализированной военной одежды. Начиная с 1670 года, европейские солдаты стали носить французские justaucorps (фр. — полукафтан, камзол), или длинные шерстяные мундиры. Они были белого, красного или синего цветов, с разноцветной подкладкой обшлагов, воротников, отворотов, фалд и украшались пуговицами, шнурами, галунами и вышивкой. Эти мундиры, послужившие основой для военной одежды, стали популярны и в гражданской моде.

 

Луи XIV в камзоле, Compte de Toulouse, 1698

Луи XIV в камзоле, Compte de Toulouse, 1698

 

 

Возникшая в XVII веке во Франции, с первоначальной целью быстро опознавать своих на поле боя, стандартная военная форма постепенно стала использоваться и для улучшения армейской дисциплины:

Стремление к формированию умов и тренировке тел находит ценную поддержку в форме: она один из элементов обучения контролируемой силы человека. Она становится инструментом в формировании физической конституции и внешнего вида людей, индивидуальная сила, понятливость и покорность которых превращаются в коллективную мощь (Roche 1996:228-9).

Кроме того, оценили роль формы как организатора гражданского общества. Бывшие военные часто продолжали носить форму в гражданской жизни: она символизировала дисциплину, надежность и авторитет, что помогало с большой эффективностью делать карьеру. Военная форма стала ясным маркером социальных характеристик, взглядов и привычек, ценимых в обществе. Она определяла действия — как физические, так и мысленные, формировала эстетические взгляды и создавала новые привычки (включая осанку и манеру себя вести). Пользуясь языком французского этнографа и социолога Марселя Мосса, можно сказать, что форма «сотворила индивидуальность» отдельных людей и их сообществ.

Форма, функции которой состояли в том, чтобы отличать представителей двора от всех прочих, сыграла важную роль при переходе от древнего общества к монархическому. Иными словами, она изменяла обычаи в целом.

Изменения формы отражали изменения в жизни общества и были связаны с возникновением новой эстетики. Роль цвета в различении структурных единиц постоянно растет. Со временем, хотя сложная таксономическая система сохранялась, количество «разрешенных» цветов для униформы уменьшилось, главными цветами стали белый, серый, синий, красный. Появляются и некоторые постоянные элементы: бронзовые пуговицы, кожа, застегивающиеся карманы, знаки отличия — разнообразные значки, галуны, золотое шитье и т. д.

Покрой военной формы зависит от степени ее эффективности в различении родов войск и в обозначении ранга. Однако нередко форма оказывалась «неудобной, дорогой и неуклюжей»:

Здесь видна пропасть между идеалом теоретиков и реальностью казармы и военных портных. Декоративный элемент вел непрекращающийся бой с практическими соображениями, а желание одеваться красиво и отличаться от других приводило к неправильному использованию воротничков, отворотов, пуговиц и отделки (Roche 1996:231).

Военная форма требовала строгого ухода и выполнения правил этикета. Со временем это радикально изменило отношение к одежде в различных слоях общества и вызвало «потребительскую революцию». Забота об одежде и внешнем виде проникла в гражданскую жизнь, и эстетика военной формы во многом определяла представления о стиле и элегантности.

Так, к 1690-м годам британская мужская мода состояла в ношении пальто до колен, жилетки и бриджей, украшенных отдельными декоративными пуговицами и иногда — украшениями военного характера. Эта одежда в XVIII веке «станет скромной патриархальной моделью для джентльменов, интересующихся модой, но не помешанных на ней». К концу столетия элитная мужская одежда стала все больше походить на военную. Как замечает Холландер, к XIX веку «лацканы, манжеты, ремешки, карманы с клапаном, дополнительные пуговицы, пряжки и иногда кольца стали традиционными декоративными элементами неформальной одежды обоих полов».

 

С. 23-28

 

следующая страница