Форма докторов и медсестер

 

Estonian nurses on duty in the typhus hospital at Narva, Esthonia, 1920

Estonian nurses on duty in the typhus hospital at Narva, Esthonia, 1920

 

 

В начале 1970-х годов Бикман исследовал влияние профессиональной одежды на поведение «рядовых граждан». В ходе одного из экспериментов он обнаружил, что вероятность возврата потерянных денег хорошо одетому человеку в два раза выше, чем человеку в бедной одежде. Кроме того, он исследовал вопрос о том, «обладает ли человек в форме большей властью, чем человек без формы, даже если первый не исполняет свои служебные обязанности». Одевая добровольцев в форму трех видов (продавца молока, спортивный пиджак с галстуком, полицейского), он создавал три разные ситуации и выяснил, что люди склонны игнорировать лиц, одетых в гражданское платье и подчиняться полицейскому, даже если его требования нелепы. Люди ожидают, что те, кто исполняет свой долг, «должны выглядеть соответственно». Мы не доверимся зубному врачу в неопрятной одежде и с грязными ногтями; мы скептически отнесемся к адвокату в розовой мини-юбке и с глубоким вырезом на груди; и мы задумаемся, сможет ли водопроводчик, одетый в рубашку поло и модные хлопчатобумажные брюки, устранить засор. И если человек, выполняющий какую-то работу, одет не так, как это принято в его профессии, мы начинаем беспокоиться. Например, Пол Фассел был взбешен, увидев в больнице, что медицинские сестры не носят форму:

Сестры были без своей традиционной формы (белые тапочки и лосины, белое платье, накрахмаленная белая шапочка или синяя — для выхода за пределы больницы). Вместо этого они были одеты в самые разнообразные одежды, включая джинсы. Казалось, они стыдятся любого намека на свою профессию и образование, не говоря уже о простой идентификации. Весь обслуживающий персонал, попадавшийся на глаза, выглядел как уборщицы (Fussel 2002:156).

Если верить Фасселу, пациент «чувствует себя обманутым, если к нему приставлена сестра, которую нельзя опознать по внешнему виду».

 

A nurse at the Hospital for Sick Children on Great Ormond Street, London, 1940

A nurse at the Hospital for Sick Children on Great Ormond Street, London, 1940


Таким образом, тип формы является решающим в восприятии опыта, надежности и статуса ее носителя. Когда у людей спрашивали их мнение по поводу полицейских, одетых в форму трех типов (традиционного синего цвета, цвета хаки, как у шерифов, и серые слаксы с синим блейзером), они говорили об офицерах в традиционной форме как о «более компетентных, полезных и честных».

В американском городе Менло-Парк, штат Калифорния, полиция в 1969 году перешла на блейзеры, но спустя восемь лет вернулась к традиционной синей форме. После этого число нападений на полицейских значительно снизилось — восприятие полиции остается нормативным и предпочтение отдается форме, в которой закодированы идеальные атрибуты, связанные с общественным доверием и порядком.

Процесс эволюции профессиональной формы можно проиллюстрировать на примере медицины. Врачи стали надевать белый халат поверх уличной одежды только в 1890-е годы, после того, как Листер заговорил о микробах и опасности заражения. Медицинские работники больниц носили форму, однако в повседневной практике ее надевали только медсестры и обслуживающий персонал. Врачи, как правило, ходили в гражданской одежде (одевались небрежно, но дорого), если только не принимали участия в хирургических операциях.

 

Nurses and doctors at Pelham Bay General Hospital examine a patient's x-ray

Nurses and doctors at Pelham Bay General Hospital examine a patient's x-ray



В наши дни одновременно наблюдается увеличение числа видов формы, предназначенной для профессиональной деятельности, и возникновение более раскованных кодов, относящихся к форме. Форма медсестер стала более простой. В частности, из нее ушли чепец или треугольная накидка и «тиара» (похожая на те, которые носят так называемые католические «невесты Христовы»). Юбки и блузки стали менее строгими, вошли в обиход шорты и брюки. Вместо застегивающихся спереди блузок или рубашек теперь носят свободные блузы, которые можно надевать поверх юбок или брюк. Во многих больницах есть возможность выбрать цвет и покрой формы, хотя, как правило, она сшита из пастельных тканей со скромным рисунком. Некоторые сестры вообще не носят формы и надевают ее только во время операций, другие, как было замечено выше, ходят в повседневной одежде. При этом единственным указанием на функции специалиста становятся полоски на лацкане или бейджик, часто понятные только сотрудникам, но не пациентам. Среди медицинских сестер распространен феномен, известный как «синдром лацкана»: поведение сестры определяется цветом лацкана ее халата.

Одна медсестра вспоминала, сколько труда требовалось, чтобы поддерживать накидку в ее непорочной чистоте и не навлечь гнев старшей сестры. Поскольку каждой сестре полагалось только две накидки, их постоянно приходилось стирать, крахмалить и правильно складывать. Кроме того, их было необходимо носить строго вертикально и не разрешалось снимать — даже тогда, когда требовалось перенести пациента. Когда накидки отменили, количество травм спины у медсестер существенно снизилось, поскольку теперь не было необходимости держать голову прямо во время работы.

Форма докторов также изменилась. Многие врачи просто носят белый халат поверх повседневной одежды, а разные специалисты могут надевать халаты разных цветов. Фельдшеры и квазимедицинские работники (например, физиотерапевты, технические сотрудники) обычно носят халат, фартук или платья, как у медсестер. Таким образом, в медицине официальную форму, как правило, носят работники низших рангов, в то время как лица, занимающие более высокое положение, надевают какую-либо неформальную защитную одежду.

 

Hospital Staff



Нет единого объяснения тому, почему в медицине нормой стал именно белый цвет, получивший распространение еще до того, как все стали одержимы идеей чистоты тела и одежды. Медсестры начали носить белые фартуки и косынки за десятилетия до открытия бактериальной природы заболеваний — видимо, под влиянием одежды прислуги. Белый цвет приобрел культурный смысл как символ «жизни, чистоты и власти» и стал ассоциироваться с невинностью и асексуальностью — желательными атрибутами идеальной медсестры. В научном контексте он стал синонимом технической точности и гигиены, так что в совокупности белый цвет в медицине — это символ лечения.

 

с. 112-115

следующая страница