ФОРМА И ПОСЛУШНОЕ ТЕЛО: ФОРМА И ПЕДАГОГИКА

Когда вы наконец поймете,
Что галстук должен быть в почете.
Что он карьере не помеха,
Что он ведет людей к успеху?
Он ваш организует разум,
И тот, кто галстук носит, разом
Учиться станет на четверки,
Ну а потом и на пятерки.
Чтоб в жизни многого добиться,
Должны вы с детства приучиться
Всегда свой галстук надевать.
Ведь тот, кто галстук надевает,
Всегда во всем преуспевает.

Стихотворение Волкера Маттара, Австралийская радиовещательная корпорация  (ABC), 1996


В этой главе обсуждается роль школьной формы в создании «послушной личности». Конечно, не все школы и школьные системы предполагают ношение формы. Она является частью конкретного педагогического подхода н появляется в определенном культурном контексте, чаще всего связанном с англосаксонскими традициями или в странах с тоталитарными и милитаристскими режимами. При этом понятие школьной формы заключает в себе определенные смыслы, такие как дисциплина и власть, порядок и различие, ролевые модели, гендерное обучение и перформативность, чувственность и извращение.

 

 

A group of Osonrno schoolboys stand together in their uniforms, 1922

A group of Osonrno schoolboys stand together in their uniforms



Люди, которым доводилось носить школьную форму, реагируют на этот опыт по-разному. С одной стороны, они могут испытывать гордость — ношение формы было видимым признаком их принадлежности определенной школе. С другой стороны, они нередко вспоминают, сколь неудобной и непрактичной была их форма, и каким наказаниям они подвергались за то, что носили ее не должным образом. Другими словами, культурная роль школьной формы во многом определяется поведенческими кодами, ее окружающими.

Любопытен тот факт, что, хотя школьная форма наследует форме военной, воспринимающейся традиционно как знак элегантности и дисциплинированности, сама она нередко определяется как «уродливая» и вызывает негативные реакции. Почему же, будучи столь распространенной, она как минимум не сшита с большим эстетизмом? Или что-то в ее «уродливости» является существенным?

В первой главе я приводила примеры правил ношения школьной формы. Вот еще один пример: в одном из австралийских сообществ, планирующих «новый стиль жизни», частный колледж, принадлежащий Единой церкви*, с гордостью сообщает:

Мы строго следуем очень высоким стандартам в одежде и внешнем виде. Студентов поощряют гордиться своей формой и внешним обликом и стремиться к самому высокому уровню ухода за собой (Forest Lake College 2004:3).
-----------------------------
* Единая церковь Австралии (Uniting Church in Australia) - название, принятое для новой церкви, созданной в 1974 г. в результате решения объединить конгрегационную, методистскую и пресвитерианскую церкви при сохранении права на автономность и независимость.

Политика этого колледжа в отношении формы подробно описана в двадцатистраничной брошюре. Студентам вменяется в обязанность носить «уличную» и «внутреннюю» формы; в противном случае они будут «подвергнуты взысканию». Многие формулировки носят запретительный характер: «запрещается носить шляпы», «кроссовки, туфли на высоких каблуках, туфли с Т-образной застежкой, обувь спортивного образца неприемлемы», «живот (девушки) должен быть полностью закрыт», «носить велосипедные шорты запрещается», «носить ювелирные украшения запрещается» и т. д. Правила, регулирующие прическу, иллюстрируют уровень детализации всех прочих предписаний:

Волосы всегда должны быть аккуратными, опрятными и чистыми. Волосы должны быть одного цвета. Крайности в стиле и/или цвете не допускаются. Волосы мальчиков должны быть подстрижены машинкой не менее № 3 (около 1 см). Полоски, клинья и ступеньки не разрешаются. Волосы не должны достигать воротника. Прически, в которых волосы спадают на лицо или глаза, не разрешаются.

Девушки, чьи волосы имеют длину ниже плеч, должны их закалывать. Ленты и резинки для волос должны иметь цвета колледжа. Очень короткие прически не разрешаются. Прическа не должна препятствовать правильному ношению шляпы колледжа. Руководство оставляет за собой право определять, является ли прическа приемлемой. Студента могут попросить воздержаться от посещения колледжа, до тех пор пока он или она не приведут ее в соответствие с требованиями (Forest Lake College 2004:10).

 

 

Jackie Kennedy Walking Her Children to School, September 15, 1966

Jackie Kennedy Walking Her Children to School, September 15, 1966



В чем суть этих правил? Они сторонятся современной моды на прически, а вместо этого берут за основу некоторый неявный кодекс «скромной прически». Мальчикам нельзя стричься наголо или слишком коротко (не потому ли, что тогда они будут напоминать солдат или преступников/заключенных?), и прическа не должна ни в какой мере напоминать модную. Запрет на то, чтобы волосы падали на лицо, связан с ассоциациями с аморальностью. Правила для девочек еще более строги. Им тоже запрещено носить слишком короткие волосы (нельзя походить на мальчика?), а слишком длинные должны быть забраны в пучок и связаны лентой цветов колледжа (забота о скромности?).

Эти правила подтверждают тезис о том, что форма — главное средство контроля над телом и поведением и средство для активного формирования «Я» в том виде, который представляется желательным для школы. Учащиеся вынуждены подчиняться установленной в школе дисциплине, более строгой, чем в семье, и приспосабливаться к школьным правилам ношения одежды, не выделяясь из среды своих соучеников. Более того, не только школьников, но и их родителей наказывают за «неправильную» одежду и заставляют ее изменить. Матери часто жалуются на то, что подвергаются остракизму со стороны Других матерей, если не подчиняются неформальным общепринятым предписаниям, как «правильно» одеваться, когда забираешь детей из школы или посещаешь школьные мероприятия. Вот примеры: мать в «хиповой» юбке и марлевой кофточке на школьной экскурсии рядом с другими матерями, одетыми в фирменные спортивные костюмы; «спортивная» мамаша в трико и велосипедных трусах на старом седане среди тщательно разодетых матерей из частной школы; художница-инсталлятор в авангардном платье и с татуировкой, которая выделяется среди матерей-домохозяек из государственной школы. Иными словами, школа выстраивает определенный стандарт внешнего вида и поддерживается неформальными кодами поведения.

 

 

Students Listening to Radio, May, 1931, Wembley, London, England, UK

Students Listening to Radio, May, 1931, Wembley, London, England, UK



Другие догматические правила, относящиеся к школьной форме, только подтверждают это объяснение. Большинство людей может вспомнить характерные правила и наказания за их нарушение. Почему пуговица под галстуком должна быть застегнута? Почему юбки должны касаться земли, когда девушки становятся на колени? Почему прически мальчиков должны быть выше воротника? Почему волосы девушек должны быть забраны назад так. чтобы ни одна прядь не была видна? Почему нельзя носить серьги в виде колец? Почему запрещается носить одежду с фирменными ярлыками? Почему носки должны быть либо подняты доверху, либо закатаны вниз? Почему рубашки нужно заправлять?
Коды, относящиеся к конкретным видам формы, могут быть весьма причудливы. Хотя степень строгости правил и контроля за их соблюдением бывает различной, именно совокупность запрещающих принципов определяет суть формы и, возможно, является более важной, чем элементы самой формы.

Конкретные формы принуждения могут меняться. Например, учитель может каждое утро проверять внешний вид каждого учащегося или может существовать специально назначенный человек — так называемый «чистильщик» (sweeper), — который ходит по классам и направляет переодеваться учащихся, неподобающе одетых. В других случаях школа может осуществлять выборочные проверки (ежедневно или еженедельно), контролируя состояние отдельных предметов туалета (головных уборов, носков, обуви и т.п.). См.: Kahl 1997.

Форма стала эффективным коммерческим средством, которым частные и религиозные школы пользуются, рекламируя свои ценности — чувство общности, дисциплину, успешность. В рекламных буклетах таких школ связь между ношением формы и академической успеваемостью формулируется эксплицитно: приводится статистика достигнутых учащимися успехов, данные о факультативных занятиях и спортивных достижениях, сведения об использовании компьютеров в учебном процессе и т. д. Другими словами, эффективность маркетинга школ со строгими правилами ношения формы основана на широко распространенных представлениях людей о форме. Рост числа записавшихся в частные школы и падение популярности других школ, наблюдающиеся во многих странах, — подтверждение тому, что вера в действенность школьной формы укрепляется.

 

c. 50-54

следующая страница