ДИСКУССИЯ О ШКОЛЬНОЙ ФОРМЕ В НАШИ ДНИ

Несмотря на более свободную политику в отношении школьной формы, вопрос о ней по-прежнему занимает центральное место в дискуссиях о школьном образовании. На это имеется целый ряд причин: озабоченность дисциплиной, проблемами платы за обучение и неравенства, боязнь преступных группировок и насилия, забота о комфорте в различных погодных условиях, а также дифференциация школ на начальные, средние и колледжи.

В основе спора — противоречия между идеями, первоначально заложенными в форму, и современными взглядами. Форма была создана для формирования дисциплинированного гражданина. Ее покрой был основан на образцах военных и церковных одежд. Ношение формы было обязательным и подчинялось строгим правилам. Иначе говоря, большая часть традиций, связанных с формой, определяется контролем за отклонениями от предписаний и наказаниями за эти отклонения. Является ли такой подход адекватным сегодня?

 

 

Speech Day at Harrow

The students from Harrow, London, raise their hats as they walk past Dr R. L. James, their headmaster during the Speech Day celebrations, 1955



На смену идеям строгой дисциплины пришел культ индивидуализма, главенствующий в современной культуре и образовании. В дискуссии о форме спорят: дисциплина против спонтанности, соответствие коллективу против индивидуального самовыражения, обязательность против свободы выбора.

Как отмечалось выше, в США дискуссия о школьной форме была инициирована президентом Биллом Клинтоном. В своих докладах конгрессу о положении в стране в 1996 и 1997 годах он поддерживал введение школьной формы как средства обеспечения безопасности и дисциплины. Клинтон заявил:

В школьных помещениях будет больше порядка и больше дисциплины, и наши молодые люди научатся оценивать себя по своему- внутреннему содержанию, а не по тому, что они носят. Тогда у наших средних школ появится возможность требовать, чтобы их ученики носили форму (Clinton 1996).

В результате в 1996 году Министерство образования и Министерство юстиции США выпустили «Руководство по школьной форме». В руководстве утверждалось, что «школьная форма является одним из позитивных творческих способов снизить проблемы дисциплины и увеличить безопасность в школах», а также улучшить условия обучения. В руководстве цитировались различные исследования, которые иллюстрировали преимущества введения формы. Одним из часто упоминавшихся примеров был город Лонг-Бич в Калифорнии. Введение формы в начальных и средних школах этого города связывалось со значительным снижением числа школьных преступлений (драк, сексуальных преступлений, применения оружия, побоев и вандализма). Как сказал один окружной чиновник, «мы не можем объяснить эти улучшения исключительно школьной формой, но мы думаем, что это больше, чем простое совпадение». Начальник полиции привел следующие доказательства:

Теперь у школ меньше поводов вызывать полицию. Между учащимися возникает меньше конфликтов. Школьники больше сконцентрированы на учебе, а не на том, кто носит ботинки по 100 долларов или бандитский прикид
( http://www.ed.gov/updates/uniforms.html ).

В значительной степени дебаты о школьной форме были обусловлены и тем, что некоторые городские школы начали выходить из-под контроля. В 1994 году средняя школа в Фаррагуте (Чикаго) превратилась в «зону боев». Школа контролировалась преступными группировками и «в ее помещениях происходили их разборки». Коридоры патрулировались полицией и охранниками. Среди прочих (и дорогостоящих) нововведений учреждение школьной формы «оказалось наиболее эффективным». Обязательное ношение формы (белые футболки и черный низ) увеличило посещаемость и успеваемость, снизило число отчисленных учеников. Форма заставила детей вести себя более ответственно. Аналогичные результаты наблюдались и в других школах:

Дети чувствуют себя лучше, поскольку форма вызывает чувство гордости (директор Карверовской начальной школы в Канзас-Сити, штат Миссури).

В школе другой климат. Нет соперничества из-за того, кто что носит (консультант по воспитанию Дугласской начальной школы в Мемфисе, штат Теннесси).

Основным результатом является всеобщее улучшение школьного климата и большая сосредоточенность на хорошем поведении. В значительной мере это обусловлено введением формы (директор приготовительной школы в Фениксе, штат Аризона).

Комментарии подобного рода показывают, что с помощью формы можно изменять привычки и создавать новую личность, лучше приспособленную к учебной и социальной деятельности. Тем не менее усилия федеральных властей, направленные на введение формы во всех школах США, вызвали многочисленные дебаты: действительно ли введение школьной формы приносит столько положительных результатов? Например, опрос 5000 учащихся показал, что выводы о связях с дисциплиной и безопасностью статистически не обоснованы: результаты учащихся, носящих форму, на стандартных экзаменах ниже, чем у тех, кто формы не носит41. И все же в необходимости ввести форму убедились многие скептики. Это показывает пример учителя из Нортшорской школы в штате Луизиана:

Мне никогда не было дела до того, что носят мои ученики. Контроль за ношением формы только увеличивает тот Длинный список родительских забот, которые были возложены на преподавателей в последние годы. Форма, будучи экономически выгодной и удобной для родителей, казалась решением проблем в атмосфере грядущей опасности, повисшей над всеми школами страны.

Однако, понаблюдав за нашими учениками в форме в течение последних двух недель, я вижу почти магические изменения. Мои ученики из старших классов рассказывают, с какой легкостью они одеваются по утрам, и все дети кажутся спокойнее и более мягкими. Почти все ученики надели форму, хотя до крайнего срока оставалась еще неделя. Возможно, в ней что-то есть. Возможно, она вселила в нас чувство ложной безопасности и благополучия, которое дает следование традициям (цит. по: Chaika 1999).

Подобные реакции иллюстрируют силу, которую имеют коды, запрограммированные в одежде. Как и следовало ожидать, дискуссия о форме в США была сосредоточена на том, является ли форма силой, подавляющей права личности и свободу выражения42. Одна из матерей жаловалась: «Моя дочь возненавидела форму, потому что она любит индивидуальность и хочет носить что ей нравится. Надевая то, что носят все, она чувствует себя некомфортно, не чувствует себя отличающейся от других».

 

 

Pet Shop Boys in School Uniforms

Pet Shop Boys in School Uniforms



Многочисленные сайты в Интернете приглашают самих учащихся помещать комментарии о том, что они думают о форме. Одним из наиболее информативных является сайт Канадской радиовещательной корпорации (см.: Canadian Broadcasting corporation 2000). Интерес представляет реакция людей на форму с точки зрения индивидуальности, свободы выражения, подавления личности, возможность выбора и т. д. Хотя приход к власти администрации президента Буша привел к отказу от президентской политики в отношении формы, вопрос по-прежнему обсуждается.

Дискуссия о школьной форме в Австралии гораздо менее поляризована. Прежде всего форма была воспринята здесь как часть школьной жизни с гораздо большей готовностью, чем в Соединенных Штатах. В Австралии она воспринималась как признак ученика вообще, а не его статуса и принадлежности к общественному классу, как в Соединенном Королевстве. Большая часть внимания была сфокусирована на обсуждении того, соответствует ли традиционная форма сегодняшнему дню или является анахронизмом. Многие школы двигались в направлении менее официальной и регламентированной формы, оставляя возможность альтернативного выбора, так что ученики имели возможность «смешивать и подгонять» различные виды одежды, чтобы подобрать наиболее подходящие их вкусам и потребностям. Здесь новая форма имела гораздо больше общего с обычной каждодневной одеждой — свитерами, рубашками поло, спортивными костюмами, свободными шортами и брюками и т. д.

В ряде случаев частные школы сохранили традиционную форму, в то время как государственные школы ввели «легкий вариант» или вообще от формы отказались. Некоторые школы, отказавшиеся от формы, вновь вернулись к ней, поскольку изменилось мнение в школьном сообществе. В целом отношение к форме имеет более строгий характер в частных школах, если только такая школа не позиционирует себя как «альтернативная». Таким образом, форма становится торговой маркой частных школ — как признак качества, исключительности, дисциплины и залог успеха в будущем.

Проблемы ношения формы в школе относятся не только к ученикам. Раньше во многих школах существовали строгие правила, регламентирующие одежду учителей, а во многих и по сию пору они присутствуют, не будучи сформулированными явно: нельзя носить джинсы, гетры, декольте, одежду из просвечивающих тканей или слишком короткие юбки. И вновь мы видим набор запрещающих утверждений, которые определяют границы допустимых видов поведения. Часто действие таких правил иллюстрируется на примере их крайних проявлений. Вот воспоминания об одной учительнице, выработавшей особый подход в выборе одежды:

Учительница, о которой я говорю, была первой, кто ясно дал понять, что интеллектуальные способности важнее внешнего вида. Она была высокой и угловатой, ее седеющие волосы были в беспорядке, и она была единственным учителем из тех, которых я знал, кто приходил в класс, надев академическую мантию. Эта мантия бывала щедро обсыпана мелом. Она врывалась в класс, и ее окружала какая-то особая аура, и мы с легкостью воспринимали ее столь необычный облик. Все остальные одевались в костюмы пастельных цветов, носили короткую стрижку и макияж. Она этого не делала. (Из интервью об одежде учителей, взятое Джейн Фиггис, АБС 1996.)

Известная австралийская модельер Лиз Дейвенпорт прежде также была учительницей. Когда ее спросили, как бы она «принарядилась», если бы ей пришлось давать урок «противным четырнадцатилетним девятиклассникам», она ответила следующее:

Я бы надела красивую юбку, не короче, чем по колено. Если угодно — длинней, но не короче. Иначе она будет отвлекать, вам трудно будет двигаться, тянуться за этим, наклоняться за тем. Возможно, я выбрала бы вместо юбки очень красивые слаксы. И подчеркиваю — именно красивые слаксы, а не джинсы, которые создают ощущение обыденности, — и красивую рубашку. Зная, какой образ привлекает людей и вызывает уважение со всех точек зрения — немного моды, немного авторитетности, — я бы, если бы мне пришлось вернуться к преподаванию, весь свой авторитет выразила с помощью одежды. Потому что именно авторитет придает вам силы, позволяет контролировать класс. Не наводя гитлеровские порядки, вы своим авторитетом заставляете учеников себя слушать и владеете ситуацией в классе. (Лиз Дейвенпорт в интервью, данном Джейн Фиггис, АБС 1996.)

Иными словами, когда мы думаем о создании благоприятной атмосферы в классе, мы подключаем коды, отвечающие за нашу одежду. Действительно, в дискуссии о падении уровня грамотности некоторые возлагают вину на неправильную одежду учителей: «Я знаю, почему школьники не могут научиться читать. Вы когда-нибудь видели, как одеваются учителя? В джинсы и неряшливые футболки!» По этой причине некоторые школы ввели обязательный «корпоративный гардероб» для администраторов и учителей. По-видимому, колесо развития школьной формы совершило полный оборот.

 

с. 68-75

следующая страница