Трансгрессивное восприятие формы в современной культуре

Большинство примеров трансгрессивного использования формы в культуре — это отрицание общественных правил и условностей. Сюда относятся популярные пародии на военных в стиле кэмп*, использование школьной формы в качестве порнографических костюмов, склонность к кожаным изделиям (ремням, сапогам, хлыстам) в садомазохистских представлениях и к элементам одежды служанок в порнографии и проституции. Наконец, следует вспомнить долгую историю использования деталей церковного платья в непристойных представлениях. Примеры можно найти и в «приличных» сторонах жизни. Трансгрессивная функция формы проявляется в школах, армии, на праздниках и карнавалах, в театре. Более того, возникает привыкание к трансгрессии, даже если нарушаются привычные этические нормы.
----------------------------
* Стиль кэмп — разновидность китча, возник как часть массовой культуры в 1960-е гг. и стал очень популярным в 1980-е.



Другая сторона трансгрессии как противоположности дисциплины — это ее использование в радикальных движениях, которые бросают открытый вызов правилам и нормам. Это наблюдается во многих культурных сферах -поп-музыке, авангардном искусстве, субкультурах и в повседневных правилах ношения одежды.

История музыкальной поп-культуры тесно связана с историей формы. В 1940-е годы был моден костюм «зут»*, который отождествлялся с гангстерами. Этот же костюм был одеждой чернокожих музыкантов из радикальных ночных клубов. Мода на него сохранилась надолго. «Хулиганский стиль - длинные пиджаки, мешковатые брюки с подтяжками - был естествен для бунтующих рокеров и ассоциировался с 1980-ми годами - группой Kid Creole and the Coconuts, песней Blue Rondo a la Turk» (Sims 1999:18). Костюмы «зут» повлияли на стиль сценической одежды исполнителей поп-музыки, некоторые из которых избрали классический костюм95. То, что начиналось как одежда чернокожих музыкантов, быстро превратилось в норму мейнстрима. На протяжении 1950-х годов и вплоть до начала 1960-х музыканты легко опознавались по их официальной и неофициальной «форме». Достаточно вспомнить The Righteous Brothers, The Temptation, Литтл Ричарда, Джерри Ли Льюиса, Сэма Кука, Билла Хейли с The Comets, Чака Берри, Билли Джей Крамера с The Dakotas. Группа The Supremes определила стиль формы для певиц.

Одним из скандально известных исполнителей был Либераче**, который одевался в блестящие парчовые пиджаки и «золотые» комбинезоны. Это было его сценической квазиформой. Она послужила образцом для последующих исполнителей — например, Элвиса Пресли (в его поздние годы) и Питера Аллена***. Когда в 1960-е годы начала развиваться поп- и рок-культура, роль квази-формы в языке радикализма усилилась. Квазиформа стала эффективным инструментом формирования образа, взаимного узнавания и идентификации с аудиторией, а также комментирования социальных явлений и привлечения внимания прессы и публики. Важнейшие представители этой культуры, участники группы Beatles вначале одевались «как все» — в черные кожаные костюмы, но позднее по рекомендации своего менеджера Брайана Эпстайна переоделись в пиджаки без воротников и брюки с раструбами.
--------------------------
* Костюм фасона «зут» (zoot) — двубортный пиджак с широкими плечами и мешковатые брюки на подтяжках, с узкими отворотами внизу. Дополнялся широкополой шляпой, карманными часами на длинной цепочке.
** Либераче (Wladziu Valentino Liberace), 1919-1987 - американский певец, киноактер, эстрадный артист.
*** Питер Аллен (Peter Allen Woolnough), 1944-1992 - австралийский автор и исполнитель песен.

Игра с одеждой стала ключевой чертой поп-музыки. Между некоторыми группами разворачивалась ожесточенная борьба за влияние. Например, Франк Заппа соперничал и с Джими Хендриксом и с Beatles. Так, он спародировал обложку одного из альбомов Beatles, заменив битловскую военную форму на костюмы трансвеститов, а цветы — на морковь и кусочки арбуза. Хендрикс, по-видимому, стал использовать военную форму на своих публичных выступлениях после того, как у Заппы артисты, одетые в форму моряков, изобразили сцену убийства. Почувствовав разочарованность американской молодежи в политике, Хендрикс понял, насколько выигрышным окажется неуважительное использование американской военной формы, и «стал олицетворением поколения 1960-х, восставшего против истеблишмента и войны во Вьетнаме».

1960-е годы ознаменовались неистовым радикализмом в одежде и стиле жизни вообще. Это сопровождалось развитием молодежной культуры, подпитываемой поп-музыкой, в которой все большее число исполнителей избирали форму в качестве сценической одежды. На обложке альбома Beatles Sergeant Pepper's Lonely Hearts Club Band музыканты одеты в военную форму XVIII столетия. Джими Хендрикс носил пиджак конфедератов и другие детали военной формы. Однако чаще Джими Хендрикс носил психоделические пиджаки в стиле flower power, а позже добавил к этому наряду форму и прическу в стиле «афро». Пит Тауншенд из группы The Who выступал в костюме, сшитом из британского флага, что вызвало много споров. Мик Джаггер сочинил пародию на Пита Тауншенда (песня Get Off My Cloud, 1965 г.). Тем не менее британский флаг стал символом группы и сопровождал ее во всех турне. Когда один из музыкантов, Джон Энтуисл (John Entwistle), скоропостижно умер в 2002 году, над входом в зал, где должен был состояться концерт (Hard Rock Casino в Лас Вегасе), повесили британский флаг. Реквизитом группы Public Enemy служил арктический костюм солдат НАТО. Существует множество других примеров: группа The Kinks с их квазиформой в виде пиджаков ручной вязки, отороченных мехом, Duran Duran в военной форме, группа New Order в форме Третьего рейха и т. д. Некоторые группы надевали пародийные версии школьной формы: Ангус Янг из ACDC, Крисси Хинд из The Pretenders и т. д. Школьная форма широко использовалась японскими поп-группами — например, Yellow Magic Orchestra.

Статистика продаж показывает, что увлечение формой было характернейшей чертой Лондона времен «веселых шестидесятых». Возможно, самым ярким проявлением этой тенденции был знаменитый магазин / was Lord Kitchener's Valet («Я был слугой лорда Китченера») на Кар-наби-стрит, в котором торговали крайне специфическими товарами. Витрина и стены магазина были покрыты многочисленными изображениями лорда в военной форме. Здесь можно было купить предметы, принадлежавшие нацистам, различный хлам, украшенный британскими флагами, ордена и медали времен Второй мировой войны и разнообразную военную амуницию (шинели, ремни, мундиры, каски и т. д.). Самым популярным товаром был плакат с изображением лорда Китченера и словами «Ты нужен твоей стране», который украшал комнаты многих молодых людей.

Существовало множество других магазинов: Lord John, Mr Fish, John Stephen, His Cloths, Male Wl, Mod Male, Just Men, Domino Male (для мужчин) и Bazaar, Biba, His & Hers, Gear, Bird Cage, Kleptomania, Pop (для дам). Хотя не все они располагались на Карнаби-стрит, именно эта улица стала символом «веселых шестидесятых» и источником новых веяний в поп-культуре. Помимо всего прочего, эти бутики полностью меняли привычные представления об одежде, цветах, тендерных ролях. Они сотрясали основы, нарушали правила и становились пародией на прежде ценившиеся культурные образцы.

Одной из постоянно повторяющихся тем того периода был вызов традиционным гендерным ролям и сексуальным условностям. Мало того, что модных поп-звезд осуждали за женоподобный вид или гомосексуальность; сами эти звезды часто посмеивались над консервативными ценностями, предпочитая наряды в стиле «унисекс» или одежду противоположного пола. Напомним известный случай с Миком Джаггером: 5 июля 1969 года в Гайд-парке состоялся концерт в память Брайана Джонса, который за два дня до того утонул при загадочных обстоятельствах. Джаггер надел поверх брюк полупрозрачный китель. В отличии от двух других заказчиков этой модели, основанной на форме греческой национальной гвардии, Джаггер от нее не отказался, что было отмечено газетами во всем мире. Историк рок-музыки Джошуа Симз пишет:

Одетый в то, что выглядело как белое муаровое мини-платье с ярко накрашенными губами и чисто вымытыми волосами, спадавшими на плечи, Джаггер устроил беспрецедентно двусмысленное в сексуальном отношении представление. Эту тему он потом успешно развил в фильме Performance, а также на сцене в последующие двадцать лет (Sims 1999:116).

В колонке, посвященной моде, популярная газета News of the World писала, что «короткий сиреневый камзол выглядел, как приятное цветное пятно, платье Джаггера "с застежкой доверху было свежим и крутым» (  ). Сам Джаггер был удивлен, что этот костюм был воспринят как «смешной, необычной — вроде блузки с оборками на бедрах». Но, поняв, сколь важна роль сценической одежды для рок-музыканта, быстро этим воспользовался. Как пишет Симз:

Хотя переодевания Джаггера не оказали прямого влияния на уличную моду, они, несомненно, способствовали утверждению стиля «унисекс». Однако другие рок-звезды мужского пола очень быстро оценили преимущества этих «опасных» переодеваний (Sims 1999:116).

Джаггер быстро понял, сколь важно выбрать правильный «сценический костюм», чтобы завоевать «авторитет на сцене»:

Джаггер сказал, что одежда стала неотъемлемой составляющей его концертов. «Чтобы утвердиться на сцене, нужно создать собственный сценический образ. Даже простые брюки, в которых выходишь на сцену, становятся частью этого образа; если ты одеваешься как-то не так, у тебя возникают проблемы. Одежда важна. Гитарист думает только о том, что он играет, а у ведущего певца отношение иное» (Parker 2003).
Он тратил много времени на заказ одежды, пробуя разные наряды и в различных сочетаниях, предпочитая эластичные и яркие материалы с кристаллами, отражающими свет. Впрочем, как замечает его стилист,

так или иначе, все сводится к брюкам. Джаггер считал, что сценические брюки должны быть свободными, чтобы давать возможность двигаться на сцене как тинэйджер, но в то же время они должны быть идеально скроены. «Брюки носишь больше любой другой одежды, — говорил он, — и они должны держать форму. А эластичная ткань становится мешковатой. Вокруг задницы и в других местах она всюду вытягивается» (Parker 2003).

«Зацикленность» Джаггера на сценической одежде объясняется влиянием первого менеджера Rolling Stones, Эндрю Олдхэма, «фанатика одежды», который был автором раннего сценического образа музыкантов группы:

В 60-е годы Джаггер носил костюмы с узкими галстуками (недолго), потом — сверхмодные рубашки с вельветовыми пиджаками, потом — шарфы и чертовы оборки, шляпу дядюшки Сэма и черную футболку (на концерте в Альтамонте, штат Калифорния). Затем, в период увлечения гей-культурой, Джаггер облачался в вышитые и незастегнутые брюки работы Осей Кларка* или обтягивающие бриджи на шнуровке (Parker 2003).

«Мик Джаггер стал клиентом Осей Кларка в конце шестидесятых. Кларк сделал для него несколько сценических костюмов, как, например, «змеиный» облегающий костюм для турне Rolling Stones в 1973 году. Он был скроен так, чтобы его можно было расстегнуть во время концерта»:


Осей Кларк (Raymond «Ossie» Clark), 1942-1996 - английский дизайнер, одна из центральных фигур в моде «веселых шестидесятых».

Одной из ярких черт рок-культуры является смена костюмов во время концерта:


Возможно, во время всемирных гастролей 2002—2003 годов Джаггер выйдет на сцену в пальто длиной три четверти, а потом, исполняя первые песни, устроит стриптиз. Позже он переоденется в цветастый пиджак. Это будет спектакль с переодеванием. Джаггер и его стилист считают это важной частью концерта (Parker 2003).

«Наряд Джаггера был сшит из кусков нескольких десятков старых джинсов, кожи, клочков шелка с изображениями предыдущих концертов. Он был настоящей историей Rolling Stones» (Parker 2003).


Дэвид Боуи относился к тем артистам, которые предпочитали мужское платье, но, и изобретя нового персонажа — Зигги Стардаст (Ziggy Stardust)*, — он тем самым поднял искусство конструирования сценической внешности на принципиально новую высоту.
-------------------------------
* Зигги Стардаст — герой концептуального альбома Дэвида Боуи The Rise and Fail of Ziggy Stardust and the Spiders from Меи (1972 г.), марсианин, прилетевший на Землю, сексуально неразборчивый рок-музыкант.

Мадонна, следуя примеру музыкантов Rolling Stones, Боуи и других, также неоднократно меняла свой сценический облик — используя военную форму, полосатые костюмы, атрибуты «властной женщины» или образ ковбоя. Характерной чертой ее образа стало «соединение религиозной и эротической тем», что было выражением противоречий между ее католическим воспитанием и желанием шокировать публику. В мировом турне в 1990 году она обыгрывала хасидские и католические образы, танцуя в длинном черном кафтане при свете «церковных» ритуальных свечей. Во время других гастролей она надевала корсет и конический лифчик работы Жана-Поля Готье, которые «спасли ее карьеру».

Выбор специфического образа — или постоянная смена образов — стал неотъемлемой частью сценической жизни поп и рок-звезд. Некоторые артисты избрали типичные «классовые» одежды — например, Синди Лаупер, играющая роль дворника, или Джимми Барнз из группы Cold Chisel в типичной «форме» австралийского рабочего — фуфайке и джинсах. Над созданием своего образа много работал и Майкл Джексон, «ловко манипулируя тендерным языком сцены» и создав запоминающуюся публике маску: «его фирменные белые носки, единственная перчатка, сверкающий наряд легко узнаются и служат примером для подражания»104. На фотографии, сделанной Анни Лейбовиц* для журнала Vanity Fair, Джексон изображен в форме с эполетами, золотыми галунами, черном фраке с красными обшлагами — костюме, одновременно напоминающем одежду какой-то мифической европейской династии и наряд матадора.
------------------------------
* Анни Лейбовиц (Anna-Lou «Annie» Leibovitz), p. 1949 — американский фотограф-портретист.

По мере того как поп и рок-музыка становились мейнстримом и теряли свой радикализм, образ многих артистов превращался в рыночный товар. В то же время новое поколение музыкантов восстало против квазиформы, присущей музыкальной культуре 1960-х. Глэм-рок*, представителем которого был Фредди Меркьюри, породил новые сценические образы. Внутри таких музыкальных течений, как панк, «хеви метал», грандж, зародились новые подходы к сценической одежде, борющиеся с традиционными. В качестве примеров можно привести Джонни Роттена, музыкантов The Sex Pistols, Курта Кобейна, Боя Джорджа и Culture Club, Siouxsie Sioux, Элис Купер и других. Панк — один из примеров нового, «неуважительного» подхода к сценическому платью: «Форма панков в 70-е годы стала анархической смесью резины, латекса, винила и кожи — плюс английские булавки». Эта атрибутика продавалась в бутиках — таких, как Sex и панк-шоп Малькольма Макларена и Вивьен Вествуд на Кингз-Роуд в Челси. На этом фоне обыкновенная форма теряла свою привлекательность.
---------------------------------
* Глэм-рок (glam rock) появился в начале 1970-х гг., исполнителей отличают обильный грим, вычурная одежда, подчеркнуто манерное поведение.

В то же время исполнители рэпа и хип-хопа создавали новую форму, подчеркивая дух радикализма и протеста в рамках негритянской субкультуры. Новая форма появилась под влиянием одежды негритянских кварталов и представляла собой яркие мешковатые брюки, толстые куртки, темные очки, специфические головные уборы (кепки, платки, береты, шляпы), кеды и огромное количество золотых украшений. Хотя эта одежда иногда вызывала споры, она быстро превратилась из наряда поп-музыкантов в общеупотребимую городскую квазиформу.

В 1977 году появилась группа, которая придавала форме особенное значение, — Village People. Музыканты группы олицетворяли образ Гринвич-Вилледж для представителей различных слоев американского общества. Группа была выразителем «гомосексуальных стереотипов, клонов или объектов желания, к которым относились: ковбой, солдат, байкер, рабочий-строитель, американский индеец, полицейский на велосипеде». Это совпало с «периодом клонов» в американском гомосексуальном движении, когда мужчины «принимали типичные образы американской мужественности — ковбоя, лесоруба, строителя... и переселялись в большие города, где гомосексуалисты могли жить, не скрываясь» (Cole 2002b). Выбор формы играл стратегическую роль в усилиях группы привлечь внимание «гомосексуально ориентированной» публики. Их песни («MachoMan», «YMCA», «Hot Сор» и другие) служили одами мужской дружбе, колоритные костюмы нравились зрителям — поначалу в основном женщинам. В 1980 году их работы легли в основу крайне популярного музыкального фильма Саn't Stop the Music.

На первых порах группа выглядела вполне невинно («легкая и уютная», как вспоминает моя подруга, которую мать в двенадцатилетнем возрасте взяла на концерт), что позволило им продать невероятное количество пластинок — 65 миллионов. Но постепенно Village People становились главной группой в субкультуре гомосексуалистов, трансвеститов и транссексуалов:

Village People— по-видимому, самая известная современная трансвеститская группа. Тем не менее в период их расцвета их сексуальная ориентация не была заметна массовой публике. Известная гомофобка Анита Брайант* была счастлива появиться с ними в шоу Джонни Карсона** (Healey 1994:89—90).

Популярная музыка — и рок в особенности — избрала форму в качестве нормативной сценической одежды, и это оказало огромное влияние на моду. Как замечает Гарбер,

короткая стрижка, мужские костюмы, худощавость — характерные черты не только таких «переодевающихся» актеров, как Энни Леннокс*** или Мадонна, но присущи моде вообще, начиная с шестидесятых годов (Garber 1992:136).
---------------------------------
* Анита Брайант (Anita Jane Bryant), p. 1940 — американская певица, телезвезда.
** Джонни Карсон (John William «Johnny» Carson), 1925—2005 — американский телеведущий, актер, писатель. Стал знаменит благодаря телешоу The Tonight Show Starring Johnny Carson на канале NBC.
*** Энни Леннокс (Annie Lennox), p. 1954 — шотландская вока-листка, обладательница Оскара, Грэмми и семи Brit Awards.

 

с. 179-189

следующая страница