НЕВЕСТЫ ХРИСТОВЫ: ЖЕНЩИНЫ В ЦЕРКОВНОЙ ОДЕЖДЕ

Многочисленные источники говорят о том, что женское духовенство — в тех случаях, когда женщин посвящали в сан и разрешали им отправлять церковную службу, — сталкивалось с проблемами, связанными с выбором адекватной одежды. Кинан рассказывает о женщине-дьяконе:

Эта женщина отказывается от одежды «как у школьниц», придававшей женщинам-священникам девичий вид. Она находит ношеную мужскую одежду и подгоняет ее под свой размер, она ездит в кюлотах и большой черной шляпе на велосипеде по приходу, но население Ист-Хэма столь многонационально, что они не понимают значения ее пасторского воротничка; они думают, что она — полицейский или частный детектив (Кеепап 1999:399).

 

Episode from Hospital Life by Pontormo ca. 1514-1557

Episode from Hospital Life by Pontormo ca. 1514-1557



Эти индивидуальные попытки найти подходящий способ одеваться отражают проблематичность женской одежды отражать такие роли, как, например, роль священнослужителя. Женщина-священник в девичьей одежде не будет воспринята всерьез (поскольку в этом закодирована чрезмерная сексуальность), но использование элементов мужского церковного одеяния (брюки, кюлоты, большая черная шляпа, пасторский воротник и т. п.) чревато опасностью, что статус такой женщины не будет понят.

Рукоположение женщин привело к необходимости создания специальных женских ряс и в Австралии. Англиканская церковь избрала красный ниспадающий стихарь, надеваемый через голову, с полосой спереди, причем украшение этой полосы выбиралось каждой женщиной — очевидная уступка легкомысленной женской натуре. Другие протестантские церкви выбрали белые стихари, ассоциируя их с женской чистотой.

 

 

Mature and Young Nuns

 



В свободное от проповеднической деятельности время священнослужители женского пола носили нечто вроде корпоративной одежды. В 1980-е годы газета The Sydney Morning Herald Good Weekend Magazine задала трем ведущим женщинам-дизайнерам Австралии вопрос о наиболее соответствующей и в то же время стильной одежде для женщин, носящих церковный сан. Их ответы очень показательны. Адель Пэлмер рекомендовала смешанную коллекцию взаимно дополняющих брюк, рубашек, жакетов и платьев-пальто из черной шерсти в узкую полоску. Она описала это как «достаточно сдержанный и до определенной степени благочестивый наряд». Джил Фитцсаймон предложила длинный жакет и «скромную, но модную» длинную юбку в серых тонах вместе с белой «ниспадающей блузой с вырезом», украшенной «тонким голубым рисунком — элегантной альтернативой пасторскому воротнику». Линда Джексон выбрала шерстяной или льняной костюм «глубокого синего цвета», состоящий из прямой юбки и длинного однобортного жакета, застегивающегося до шеи; для особых случаев она предусмотрела блузон цвета розового цикламена.

 

 

Nun

 



В каждом из этих проектов присутствовал конфликт между мужской и женской линиями в одежде (брюки/ юбка, платье/пальто, ткань в полоску/в клетку, черный/ белый цвет — «глубокий» синий/розовый цикламен, рубашка с жестким воротничком/блузка с воротничком со складками, наглухо застегивающийся жакет/свободный жакет мягкого покроя и т. д.). Эти коды глубоко скрыты и незаметны. Они обозначают не только пол, но и роль духовенства, которое преимущественно состояло из мужчин. На эти гендерные коды накладываются дополнительные элементы, обозначающие специфические атрибуты духовенства: пасторский воротник, крест и стихарь. Язык, которым принято описывать эти одежды, также говорит о той роли, которую играют служители церкви: скромный, почтительный, сдержанный, деликатный, значительный и т. д. Иными словами, одежда должна соответствовать поведенческим, языковым и психологическим атрибутам духовенства. Этот пример привлекает тем, что дизайнеры были вынуждены выразить тройственную точку зрения на язык тела, характерный для духовенства: практическую (связанную с поведением), социальную (пол, условности) и психологическую (манеры, убеждения, система ценностей).

 

с. 91-94

следующая страница