Один из возможных источников женской форменной одежды

В английском школьном учебнике «Живые картины истории» рассказ о Первой мировой войне иллюстрируют фотографии женщин, работавших во время войны автобусными кондукторами, дружинницами Земледельческой армии (Women's Land Army — женская организация, члены которой были заняты сельскохозяйственным трудом во время войны), сотрудницами скорой помощи. Женщины служили даже в пожарных командах («и ловко козыряли») и на заводах, а «когда война закончилась, женщины веселились наравне с мужчинами», сообщает издание. На фотографиях изображены женщины, с гордостью носящие свою одежду — женский вариант мужской военной формы: длинные юбки и туго затянутые талии только подчеркивают ее мешковатость.

 

The Women's Land Army (WLA), whose members were known as the 'Land Girls'

The Women's Land Army (WLA), whose members were known as the 'Land Girls', was formed at the outbreak of World War II



На титульном листе книги помещена фотография женщины, стоящей в вызывающей позе, по-мужски расставив ноги и сложив руки за спиной, на ее голове — цветной платок, во рту дымится сигарета, тугой лиф повязан шелковым шарфом. Надпись под фото гласит: «Вновь обретенная женская свобода вызвала необычные реакции, как, например, этот "костюм для курения" в 1922 году».

Эти фотографии (даже, скорее, подписи к ним) характеризуют противоречивость отношения к женщинам, одетым в форму. Стремление женщины внести свой вклад «в общее дело в тяжелые времена» сталкивалось с необходимостью компромисса с мужскими представлениями об ее роли.

Мы уже говорили о проблемах, связанных с формой для женщин, в этой главе обсудим их чуть подробнее. Форму для женщин можно разделить на два основных типа: квазимужскую форму, которая ассоциируется с дисциплиной, и феминизированную форму, выражающую смыслы, характерные для таких профессий, как няня, помощница, служанка.


Ответ на вопрос, когда женщины начали носить форму, найти не так-то просто. Характерно, что исследователи происхождения женской форменной одежды называют совершенно различные, чтобы не сказать, противоположные, источники. Одним из таких возможных источников считают одежду проституток.

 

Сатир и гетера

Сатир и гетера



Во многих культурах проститутки должны были носить специальное платье; нередко, например, ювелирные украшения позволялось носить только женщинам «с дурной репутацией». Вот что могло служить указанием на «статус» проститутки: разрешение носить тогу, в чем «уважаемым женщинам» было отказано (Древний Рим); носить красивые сандалии (Древняя Греция); маски (Венеция); желтую накидку (Флоренция); красные башмаки (Италия); облегающие сапоги (викторианская Англия). Хант характеризует это как «метки дурной славы», как «стратегию позора», позволяющую отделить «нечистых» от законопослушных граждан. Кроме того, все эти признаки выступали в роли «торговой рекламы». Хант приводит разнообразные примеры: желтый плащ с голубыми украшениями (Лейпциг); одноцветный плащ желтого цвета (Бергамо); красный колпак (Берн и Цюрих); перчатки и колокольчики на шляпе (Флоренция); белая метка (Авиньон и Дижон) и — вопреки общественному мнению о ношении одежды, относящейся к противоположному полу, — мужская шляпа и алый пояс (Кастр) (Hunt 1996:246—7).

 

 

Roman prostitute or courtesan in street dress. 16th century woodcut

Roman prostitute or courtesan in street dress. 16th century woodcut
Ann Ronan Picture Library



Хотя эти метки функционировали как предупреждения об «аморальности», с течением времени одежда, предназначавшаяся для проституток, стала пользоваться популярностью у других женщин и превратилась в высокую моду. Если проституция — «древнейшая профессия», то одежда проституток — один из древнейших видов «формы» для женщин. Можно предположить, что законы о роскоши, регламентировавшие женскую внешность, принимались для того, чтобы отличить благопристойных женщин от проституток.

Между тем, по мнению Эвинга, женская форма имела совсем другой источник:
Современная женская форма проистекает из простых и скромных одеяний монахов и монахинь, которые те носили, когда молились, занимались благотворительностью и жили, удалившись от мира (Ewing 1975:13).

 

Painting of Nuns Praying Before Martyrs and Saints at Fontevrault Abbey

Painting of Nuns Praying Before Martyrs and Saints at Fontevrault Abbey, ca. 1543



Женщины-священники были не редкостью в эпоху раннего христианства. Их рясы и головные уборы (вуали или платы) обозначали уход из «чувственного мира». Между XIII — XVI веками был принят ряд правил, регулирующих ношение религиозной одежды. По сути дела, это были своего рода законы против роскоши вполне определенной направленности. Женские монастыри стали ассоциироваться с больницами и приютами, и постепенно установилась связь между одеждой монахинь и медицинских сестер. Реформация обусловила секуляризацию института сестер милосердия, а вслед за тем — отказ от строгих правил ношения одежды. Лишь к XIX столетию реформирование института медицинских сестер привело к восстановлению их формы.

Вопрос выбора соответствующего платья для женщин стал активно обсуждаться и повсеместно. Например, хотя прислуга, вопреки расхожему мнению, и не носила формы, для нее придумали что-то вроде квазиформы, состоящей из шапочки и белого фартука или передника, которые надевались поверх обычной одежды. Стандартная одежда служанки, состоящая из черного платья или блузки и юбки, которые дополнялись фартуком, стала принятой нормой только в середине XIX столетия. Именно эта одежда явилась предшественницей формы для медицинских сестер.

В благотворительных «больницах», появившихся в середине XVI века — предтечах современных школ-интернатов, — воспитанников одевали в специальную одежду, одежду дешевую, плохого качества и сшитую так, чтобы напоминать детям об их «вине». В «Больнице Христа» форма, которую носили девочки, оставалась неизменной с момента ее основания в 1553 году до 1875 года и состояла из синего платья, белого, зеленого или синего передника (в зависимости от возраста ученицы), белого чепца или шапки с острым верхом и желтых чулок. Эвинг утверждает, что это была «старейшая в мире нерелигиозная женская форма».

«Синекурточные» ученики (девочки и мальчики) были тогда лучше одеты и отличались от своих соотечественников из других благотворительных школ. Хотя изначальной целью являлось спрятать этих детей от внимания публики, их форма бросалась в глаза, а поскольку содержались они на приходские подаяния, их попечители не могли не придавать значения плодам своей благотворительности. Эвинг цитирует некоего Бишопа Батлера:

Разнообразные цветные куртки и юбки «цветных детей» делали из детей объекты общественной благотворительности и постоянно напоминали им об их рабском положении (Ewing 1975:23).

В XVIII веке количество благотворительных школ значительно выросло и, как мы видели, они стали моделью для возникших позднее платных школ для детей из обеспеченных семей. Таким образом, хотя женское образование еще не было распространено, «синекурточные» девочки были первопроходцами как в получении образования («для работы в тех областях, которые приличны их полу»), так и в ношении формы, несмотря на амбивалентное к ней отношение. Другими группами, которые экспериментировали с формой, были квакеры с их скромными, строгими одеждами и «Синие чулки» — объединения «образованных и независимо мыслящих женщин», хотя и не носивших синих чулок. Термин «синий чулок» до сих пор используется применительно к застегнутым на все пуговицы ученым дамам.

 

Portrait of Joan of Arc by Jeanne Jacquenin

Portrait of Joan of Arc by Jeanne Jacquenin



В XVII и XVIII веках можно найти множество примеров того, как женщины, переодеваясь в мужскую одежду, служили солдатами и матросами. Возможно, это еще больше увеличило настороженность в отношении публики к женской форме. Нередко намерения этих женщин имели романтическую природу (следовать за мужем или любовником); существует много рассказов об их воинских доблестях. Часто маскарад обнаруживался только после их ранения или гибели. Переодетые женщины становились легендарными персонажами, и им поклонялись в той же степени, в какой и осуждали.

Фигура, наиболее часто упоминаемая в связи с историей женской формы, — Флоренс Найтингейл, которая была участницей Крымской войны и с необычайной настойчивостью реформировала институт медицинских сестер. Обустраивая полевые госпитали британской армии в Крыму, она пришла к выводу, что форма является ключевым элементом в поддержании дисциплины и обеспечении эффективной работы. В результате многочисленных попыток найти подходящий вариант были выбраны платье с фартуком, шапочка и накидка. Эта форма служила стандартом в одежде медицинских сестер на протяжении столетия. Позднее появились специальные школы для медсестер, а также особые больницы, в которых они повышали квалификацию, где ношение формы было обязательным. Постепенно работа медсестры стала престижным занятием для женщин — не только в Англии, но и в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке.


Довольно быстро форма медсестер преобразовалась в официальную форму домашних работниц — нянь, горничных, кухарок, экономок, подавальщиц. Всех их было легко отличить по скромным черным платьям (или блузкам, юбкам), белым накидкам и белым шапочкам или шляпам.

Другой вид женской формы, который возник в XIX веке, — одежда женщин из Армии спасения, носивших шляпки «аллилуйя» (hallelujah bonnet - соломенная шляпа без полей в викторианском стиле), строгие черные рубашки с высоким воротом и юбки в военном стиле. Дамы королевских кровей тоже не избежали влияния военной формы и с энтузиазмом надевали феминизированные версии военной формы во время военных церемоний.

Как мы видели, мощнейший импульс к распространению формы в гражданской жизни дали школы. Однако, несмотря на эксперименты по созданию одежды для девочек, осуществлявшиеся в благотворительных школах, эта форма получила широкое распространение только в 1870-е годы, когда возникло движение за внедрение активных игр и физических упражнений в систему женского воспитания. Есть фотографии, на которых девочки располагаются вокруг спортивных снарядов в относительно свободной одежде — матросских костюмах, в повязанных поясами длинных юбках и в мягких тапочках. Такая одежда весьма далеко ушла от тесных корсетов первой половины XIX века. Первым женским университетским колледжем, в котором была введена спортивная форма, стал Гиртон-колледж в Кембридже. К 1890-м годам спортивные туники и блузки с широкими у плеча и узкими у локтя и запястья рукавами стали нормой и оставались таковой в течение полувека. Также были популярны матросские костюмы (или по крайней мере блузки с воротником матросского покроя, обшитым по краю) для девочек.

Организация девочек-разведчиков (Girl Guides), созданная в 1909 году в рамках скаутского движения (вопреки нежеланию Баден-Пауэлла включать в него девочек), также избрала форму военного образца. Хотя вид формы был регламентирован, на практике использовались разные фасоны формы (вплоть до середины 1930-х годов, когда была введена стандартизация). Как правило, это были рубашки цвета хаки, юбка, галстук, погоны, кожаный ремень или шнурок и длинные коричневые носки. «Девочки-разведчики», крупнейшая женская организация в мире, оказывала значительное влияние на популяризацию женской формы, распространение скаутского движения и внедрение военного платья в повседневную моду.

 

с. 76-82

следующая страница