Форма для работы

Одежда, служащая для обозначения определенного рода деятельности, как правило, начинает использоваться почти сразу после распространения этих родов деятельности. На китайских терракотовых фигурках династии Цинь изображены вооруженные и невооруженные воины. Благодаря тщательно переданной форме одежды, прорисовкой мельчайших деталей и знаков отличия можно различить арбалетчиков и всадников, «служивших» около 200 года до н. э.

Форма указывает на профессиональный статус и служебные функции и вместе с тем содержит в себе признаки власти, положения в иерархии, подчеркивая, что ее носитель не является только частным лицом. Это особенно важно в тех случаях, когда для получения должности необходима специальная подготовка. Типичные примеры такой формы — одежда представителей закрытых сообществ: судей, медицинских специалистов, священнослужителей высокого ранга.

Некоторые виды деятельности нуждаются в защитной одежде (комбинезонах, масках для лица или защитных очках, касках, перчатках), другие — в специальной одежде и оборудовании (ее используют, например, астронавты, ныряльщики, спасатели). Но в большинстве форм наблюдаются комбинации «практического и символического», как, например, в лабораторных халатах или в одежде стюардесс.

Язык тела позволяет использовать форму для передачи сообщений другим людям. Форма служит недвусмысленным сигналом о природе ее носителя — его профессии (например, водопроводчик он или телохранитель), манерах поведения, системе ценностей (медицинская сестра или распорядитель похорон), о природе услуг, которые он может оказать (уборщик, монтер телефонной компании, механик).

Можно различить три условных типа профессиональной формы: функционально необходимая (например, одежда пожарников или саперов); функционально утилитарная (например, одежда поваров и служанок, механиков и медсестер); функционально символическая, обеспечивающая простую идентификацию (например, одежда полицейских, стюардесс, священнослужителей).

 

Confident Judge

 



Выбор адекватной одежды является определенной проблемой, в особенности для женщин, занимающихся традиционно «мужскими» видами деятельности: полицейских, военнослужащих, политиков, медицинских работников, юристов. В таких ситуациях женщины своей одеждой должны выражать «бесполую женственность». Женщина-адвокат вспоминает разнообразие своей одежды для посещения суда: феминизированный костюм в узкую полоску, черные юбки различной длины, коллекции галстуков и шарфов, рубашек в мужском стиле и шелковых косынок. В каждом конкретном случае она выбирала наряд в зависимости от рассматриваемого преступления и ведущего дело судьи. Хотя она обладала идеальным зрением, наиболее важным ее оружием были очки. И, несмотря на то что ее форма была заранее регламентирована, она приспосабливала обычную мужскую одежду адвоката к профессиональному облику, ассоциирующемуся с консерватизмом, а дань моде отдавала с помощью очков и галстуков.

В судебном процессе, происходившем в Австралии в 2003 году, известная женщина-юрист, выступавшая в качестве обвинителя, смешала в своей одежде традиционный наряд юриста (парик, белый воротник, черная мантия) с элементами современной одежды (облегающий черный жилет с застежкой спереди, мини-юбка с разрезом сбоку, прозрачные чулки). Подсудимая (она тоже была известным юристом), в противоположность своему оппоненту, выбрала цветные, свободно скроенные костюмы и шелковые шарфы ручной работы. Каждое появление этих дам на процессе и их наряды широко освещались прессой. После вынесения неожиданного обвинительного приговора обвиняемая вынуждена была сменить свой принесший неудачу костюм на тюремные синюю футболку и серые брюки и отправиться в исправительный центр. Смена ее одежды, по-видимому, в большей степени отражала изменения в ее профессиональном и социальном положении, нежели судебное решение. Когда ее освободили и разрешили жить в реабилитационном центре, именно возможность самостоятельно выбирать форму одежды послужила сигналом восстановления ее статуса: пресса писала, что «теперь она может носить собственную одежду и готовить собственную еду».

Но некоторые вещи остаются неизменными. В ряде англосаксонских стран женщины-судьи должны носить такие же парики из конского волоса, как их коллеги мужского пола. А когда женщин в Британии наконец допустили до управления самолетами — после многолетних дискуссий об отсутствии в самолетах подходящих туалетов — их летные костюмы были скроены по образцу мужских. Необходимость приспособить военную форму к особенностям женского тела и к требованиям моды признается крайне медленно. Даже современная женская летная форма — как военная, так и на гражданских авиалиниях, — является женской версией традиционного костюма пилота (черный или синий мундир и брюки, украшенные позолоченными пуговицами и шитьем, в сочетании с белой рубашкой). Женщине, занимающей самое высокое положение в австралийской армии, было разрешено сшить форму по собственным эскизам, поскольку для офицеров такого ранга стандартной формы еще не существовало.

Между тем в эпоху, когда культура насыщена понятиями индивидуальности и потребительского выбора, форма в большей степени, чем когда-либо, проникает во все сферы — в особенности на рабочие места. Форма — это больше чем одежда, больше чем метка социального положения или профессии.

 

Man doctor and woman nurse, 1962



Хотя дизайн рабочей формы может отличаться разнообразием, существуют неизменные элементы, берущие начало в ключевых источниках формы — военной форме, платье священнослужителей и одежде обслуживающего персонала. Погоны, грубая отстрочка швов, бросающиеся в глаза пуговицы, нагрудные карманы, кожаный ремень — элементы военной формы; плащи с капюшонами, широкие рукава, вышивка, пасторский воротник — элементы церковной одежды; фартуки и комбинезоны, куртки, пальто, кепки — элементы одежды прислуги.

Выбор униформы определяет принадлежность к той или иной профессиональной группе. Например, указывать на специализацию могут различные защитные костюмы — в некоторых странах бледно-голубые и полосатые халаты носят зубные врачи, а темно-голубой халат и полосатый фартук — мясники; ветеринары и хирурги часто носят зеленые или голубые халаты, а терапевты и медицинские сестры — белые. Существуют и менее заметные детали, о которых могут не знать непосвященные: учащиеся элитных школ для поваров носят традиционную одежду, но дополняют ее белой мягкой шапочкой (вместо колпака, который они еще не заслужили); куртки учащихся застегиваются пластмассовыми пуговицами, а у дипломированных поваров пуговицы сделаны из вязаной ткани.

Поразительно, что мы склонны принимать профессиональную форму как должное. Поэтому описание формы требует минимальных объяснений: мы привыкаем к ее наиболее типичным элементам и узнаем по ним представителей той или иной профессии.

 

с. 99-103

следующая страница